г. Обнинск, пр. Ленина 93, (2 этаж)
8(484)392-01-31;  8(900)572-06-77

Акции и новости

Пенсионерам в будние дни до 13.00:
-женская стрижка от 350 руб.
-окрашивание волос от 600 руб.
-мужская стрижка от 100 руб.

 

Новинка - Ботокс для волос подробнее

НОВАЯ УСЛУГА В САЛОНЕ "ВУАЛЬ" ПРИКОРНЕВОЙ ОБЪЁМ ВОЛОС Fleecing Technology
подробнее
 

THERMOKERATIN - инновационная процедура салонного ухода за окрашенными и натуральными волосами. 
подробнее


 

Максим препарат против грибков и бактерий


описание и инструкция по применению

Для лечения растений и профилактических мероприятий применяются фунгициды. Среди наиболее популярных и эффективных занял свое место фунгицид «Максим».

Содержание статьи:

Описание состав и принцип работы фунгицида

Фунгицид Максим – это эффективное, комбинированное средство, которое предназначено для защиты семенного материала, а также для безопасности овощей и растений в период их роста.

По своему свойству препарат считается природным антибиотиком. Он угнетает и подавляет вредоносные грибы. Но, в то же время Максим сохраняет природную микрофлору грунта, что дает ему преимущество перед другими фунгицидами.

Выпускается препарат в жидкой лекарственной форме, которая представлена смесью твердых частиц вещества растворимых в воде. Концентрат ярко-красного цвета, без запаха. Красящий пигмент был специально добавлен, для контроля качества обработки растений.

Для удобства использования фунгицид реализуется:

  • ампулами – 2 и 4 мл;
  • пластиковыми флаконами с дозатором – 40 мл;
  • канистрами – 1,5 л.

Препарат создан сотрудниками швейцарской фирмы «Syngenta». Это один из лидеров среди международных компаний в области производства средств безопасности культур и семеноводства. Официальной фирмой в России, которая осуществляет оптовую закупку и реализацию фунгицида выступает – ООО «Зеленая Аптека Садовода»

Протравитель «Максим» состоит из действующих и вспомогательных веществ. Основным активным элементом выступает – флудиоксонил. Его концентрация в 1 литре составляет – 25%.

Особенностью флудиоксонила состоит в том, что он имеет природное происхождение. Его соединения выделяются бактериями, средой обитания которых выступает почва. Благодаря этому активность фунгицида длится в пределах 12 недель, что помогает сохранять культуры на протяжении всего периода их роста.

Препарат для обработки растений «Максим» относится к фунгицидам контактно-проникающего действия. Он нарушает процессы, происходящие внутри микроорганизмов на этапе мембранного переноса. Во время обработки семян, клубней и растений средство обволакивает их поверхность, что создает защитный барьер от проникновения болезней.

Инструкция по применению фунгицида Максим

Максим характеризуется как универсальное средство широкого спектра действия. Он может применяться как самостоятельный препарат или в баковых смесях с другими фунгицидами и инсектицидами с нейтральной химической реакцией. Однако его нельзя совмещать с растворителями органического происхождения. Кроме того эффективность препарата зависит от соблюдения правил применения.

Фунгицид используется только в жидком виде. Раствор готовится самостоятельно из необходимого количества препарата и воды. Его концентрация зависит от видов культуры и от области применения.

Регламент использования для сельскохозяйственного производства:

Для приготовления раствора в целях сельскохозяйственного производства тара заполняется водой на 1/3 от общего объема. В отдельной емкости требуемая дозировка фунгицида смешивается с небольшим количеством жидкости и тщательно перемешивается. Маточный раствор добавляется в бак протравителя. Включив перемешивающее устройство, тара постепенно заполняется водой до необходимого количества.

Вид культуры Вредный объект Дозировка препарата Норма расхода
пшеница яровая и озимая разложение семян; гельминтоспориозная, фузариозная гниль корневой системы; плесень Microdochium nival 1,5-2 мл/л 10 л/т
соя питиозная гниль корней; церкоспориоз; фузариоз; Anthracnose; плесневение семенного материала 1,5-2 мл/л 6-8 л/т
рожь озимая стеблевая головня; фузариозная гниль корневой системы; снежная и семенная плесень; гельминтоспориозная гниль корней 2 мл/л 6-8 л/т
свекла сахарная корнееды рода Aphanomyces, Fusarium, Phoma, Pythium; плесневение семян 5-10 мл/л до 20 л/т
горох аскохитоз; семенная плесень; фузариозное увядание; серая гниль; питиозная, фузариозная, афаномицетная гниль корневой системы 1,5-2 мл/л 6-8 л/т
подсолнечник альтернариоз; споры оомицетов; фузариозная, серая, сухая, белая гниль; фомопсис 5 мл/л до 15 л/т

Регламент применения для частных угодий

Перед использованием для частных угодий фунгицид также разводится водой в небольшой таре. Нормы расхода протравителя Максим и правила обработки приведены в таблице.

Обрабатываемый объект Наименование заболеваний Соотношение количества препарата и воды Особенности травления
семенной картофель разложение при хранении 2 мл/0,1 л на 10 кг клубней протравливание перед хранением
парша; ризоктониоз; фузариоз 2 мл/0,05 л на 50 кг клубней обработка перед посадкой
луковицы цветочных культур Penicilliosis; фузариоз; грибковые инфекции Helminthosporium; серая гниль 2 мл/1 л замачивание на 30 мин перед высадкой
корневая система цветов опрыскивание перед посадкой
дезинфекция грунта ризоктониоз; прикорневая гниль; фузариозное и вертициллезное увядание 2 мл/2 л на 1 пог. м полив грунта перед посадкой, участок прикрывается агроволокном на 3 суток
2 мл/1 л по 50-100 мл на 1 культуру полив грунта при обнаружении инфекций, объект прикрывается агроволокном на 4 суток
газон гниль корневищ, снежная плесень 2 мл/2 л на 20 м² обработка ранней весной и осенью, после покоса

Разновидности фунгицида и их отличия

Существует несколько разновидностей фунгицида Максим. Между собой они имеют отличительные свойства и цели применения.

Препарат Действующее вещество Культура Вредный объект Способ применения и расход Отличительные особенности
Максим Голд азоксистробин – 10 г/л; флудиоксонил – 25 г/л; тебуконазол – 15 г/л соя, яровая и озимая пшеница, ячмень заболевания, вызванные грибами головневого класса базидальных и несовершенными грибами Cercosporella hepotrichoides; септориоз; грибковые болезни корневищ; сетчатая пятнистость; плесень вызванная грибами Microdochium nivale; альтернариозная инфекция семенного материала протравливание семян перед посевом или за 1 год, перед предполагаемой высадкой. Расход до 10 л/т отсутствие ретардантного эффекта и фитотоксичности; совместимость с инокулянтами и моно-подкормками
Максим Плюс дифеноконазол – 25 г/л; флудиоксонил – 25 г/л яровая и озимая пшеница, яровой ячмень Заболевания, вызванные неправильным хранением семенного материала; болезни грибкового происхождения рода Tilletia; снежная плесень; гниль вызванная грибами Fusarium и Bipolaris sorokiniana Syn; альтернариозная инфекция Обработка семенного материала сразу перед внесением в почву или заблаговременно до 1 года. Расход до 10 л/т применение, как на ранних, так и на поздних сроках посева; идеальный баланс достижения желаемых целей против инфекций в условиях весенне-осеннего периода роста культур
Максим Экстрим флудиоксонил – 18,7 г/л; ципроконазол – 6,25 г/л пшеница яровая и озимая, овес, рожь, ячмень яровой и озимый пыльная, ложная, твердая и каменная головня; септориоз; красно-бурая и сетчатая пятнистость; тифулезная плесень; заболевания, возбудителями которых являются экзопаразитические грибы – Erysiphales; гельминтоспориозная и ризоктониозная гниль корней, плесневение семенного материала травление семян перед посевом Надежная перезимовка семенного материала; благотворное влияние на рост и развитие корневой системы. Расход до 10 л/т
Максим Дачник флудиоксонил – 25 г/л картофель, лук, горох, чеснок, цветочные культуры гниль донца; серая, корневая, черная плесневидная и пенициллезная гниль; увядание вызванное Fusarium, ризоктониоз обработка перед хранением или посадкой семенного материала в грунт, с последующим высушиванием; полив почвы после высадки семян или под корень растениям Предотвращение распространения инфекций в хранилище семенного материала; высокая эффективность от почвенных болезней. Расход 1 мл на 1 кг семян; 100 мл на 10 кг клубней; 50-100 мл на одно растение; 4 л на 1 м при поливе почвы
Максим Форте азоксистробин – 10 г/л; флудиоксонил – 25 г/л; тебуконазол – 15 г/л озимая и яровая пшеница, все виды ячменя Грибковые болезни рода – Ustilago hordei и Tilletia; гельминтоспориозная и фузариозная гниль корневой системы; церкоспореллезная инфекция шейки корня, альтернариозное заражение семенного материала; септориоз; сетчатая и красная пятнистость; плесневение семян; болезнь вызванная грибом Microdochium nivale Заблаговременная или непосредственная обработка семенного материала перед посевом. Расход до 10 л/т полное управление над всеми видами инфекционных возбудителей, поражающих корни пшеницы; предотвращение развития фузариоза при севообороте с зараженными зерновыми культурами
Максим XL протравитель мефеноксам – 10 г/л; флудиоксонил – 25 г/л кукуруза, соя корневая и стеблевая гниль; Anthracnose; плесневение семян; пузырчатая и пыльная головня; церкоспороз Протравление семян перед посадкой. Расход от 4 до 12 л/т стимуляция прорастания семенного материала; полное и равномерное покрытие семян; повышенная усвояемость полезных элементов и фотосинтеза; длительное хранение семян

Достоинства и недостатки фунгицида Максим

Максим – это один из немногих фунгицидов, который разрешен для использования на частных огородах. Такой показатель является главным преимуществом препарата перед его аналогами.

Достоинства фунгицида Максим:

  • простота в использовании;
  • полное уничтожение грибковых спор;
  • укрепление защитных свойств иммунной системы культур;
  • небольшие нормы расхода;
  • повышение урожайности;

Недостатки:

  • не рекомендуется использовать для проросших луковиц и клубней;
  • обработанный материал нужно хорошо просушивать;
  • противопоказан для обработки поврежденных растений и клубней;
  • протравленными растениями нельзя кормить домашний скот;

Меры предосторожности при работе с фунгицидом Максим

Максим для обработки почвы и растений относится к химическим веществам 3-го класса опасности. Поэтому во время использования препарата необходимо соблюдать следующие меры предосторожности:

  • не допускается разведение раствора в посуде для приготовления пищи;
  • все работы должны проводиться в марлевой повязке, перчатках, защитной одежде, головном уборе;
  • во время обработки нельзя употреблять воду и еду, а также курить табачные изделия;
  • процесс опрыскивания должен проводиться вдали от водоемов, детей и домашних животных.

После проведения процедур рекомендуется сменить одежду, лицо и руки помыть мылом, рот прополоскать чистой водой.

Профессиональная помощь огородника и садовода

Остались вопросы? Спрашивайте, не стесняйтесьЗадать вопрос

Аналоги фунгицида Максим

Рынок средств защиты растений предлагает несколько аналогов препарата Максим. Они также являются фунгицидами и характеризуются подобными свойствами.

Самые распространенные аналоги представлены в таблице

Название фунгицида Вредный объект Вид культуры
Флудиоксонил серая, красная гниль; парша; фузариоз; ризоктониоз; пероноспороз лук, чеснок
Синклер снежная плесень; корневая гниль; болезни вызываемые грибами картофель, пшеница, подсолнечник, соя, горох
Селест-топ корневая гниль; альтернариоз; пирикуляриоз; твердая головня; серебристая парша, вредители рис, картофель, озимый и яровой ячмень; рожь, пшеница
Свитч мокрая и плодовая гниль; фузариоз; бурая и белая пятнистость; альтернариоз; мучнистая роса томаты, огурцы, цветочные культуры, плодовые кустарники и деревья

Несмотря на большое количество аналогов Максим является самым эффективным и безопасным фунгицидом.

препаратов от грибов или грибов в качестве лекарств?

Это интересная статья, но непрофессиональный читатель, вероятно, не осознает, сколько важных вещей в ней упущено. Речь идет о грибоводе (Трэдд Коттер), который изучает способы защиты желаемых грибов от других патогенов и у которого есть идея распространить эту работу на лечение людей. Он совместно культивирует грибы, которые производят множество вторичных метаболитов, с вещами, вторгающимися в его культуры, и использует экстракты этих совместных культур, чтобы сдерживать нежелательные грибы.В этом есть большой смысл - грибы, безусловно, могут производить множество интересных и необычных молекул, и если вы бросите им вызов, они заработают.

Однако распространить это на человеческие болезни - это крутой подъем. Коттер описывает использование самих грибов, продуцирующих метаболиты, в качестве лекарственных средств:

Он имеет в виду не фармацевтику; он не планирует массово производить множество различных типов вторичных метаболитов. Скорее, он считает, что это его уникальный стиль совместного культивирования - процесс культивирования двух разных микробов вместе для создания защиты, полностью специфичной для атакующего, - который может быть в состоянии создать специальные антибиотики, которые, по крайней мере теоретически, могут быть по своей природе менее восприимчивым к сопротивлению.

Другими словами, его цель - вырастить грибы, которые сами по себе являются лекарствами, потому что они могут создавать любые метаболиты, которые необходимы больному человеку.

И вот где нормативная среда должна иметь значение, но не играет. FDA одобряет конкретные методы лечения и соединения, а не платформы, которые создают неизвестно что. И дело не только в том, что они слишком осторожны в грязи. Эти «нестандартные антибиотики» очень легко могут быть токсичными для человека - грибы не ограничены в производстве чего-то, что мы можем переносить.Сложно сказать по статье, но здесь может быть некоторая «естественная» ошибка, связанная либо с самим Коттером, либо с репортером, пишущим историю. Честно говоря, эти вопросы поднимаются позже в статье:

Но резкий отход Коттера от традиционных фармацевтических препаратов вызывает беспокойство у некоторых ученых, с которыми я говорил о его идее. Во-первых, многим это кажется не менее опасным. В медицине наука кропотливо ищет и выделяет полезные метаболиты, потому что метаболиты тоже могут быть токсичными.Процесс Коттера должен найти способ идентифицировать метаболиты, вредные для человека, и сначала каким-то образом удалить или нейтрализовать их. «Возможно, вы нашли грибок, который производит метаболит, убивающий стрептококк. Грибы производят не только один метаболит », - говорит Нэнси Келлер, микробиолог из Университета Висконсина. «Грибок, вероятно, производит много других метаболитов, и хотя один из них может быть полезным, другие метаболиты могут быть вредными». В худшем случае, волшебная надежда Коттера может оказаться лженаукой.

Вот сложная часть: нельзя просто давать грибки (или их экстракт) пациентам, ничего не зная об активных ингредиентах. Что ж, если бы вы занимались производством травяных добавок, я полагаю, вы могли бы, потому что это намеренно сделано как чушь, но если вы пытаетесь лечить больных людей с помощью настоящих лекарств, вам нужно убедиться, что вы не сделаю их хуже, чем когда вы начали. Таким образом, требование безопасности, которое будет трудно выполнить, учитывая то, как Коттер представляет вещи.

Другая проблема заключается в том, что эти антибиотики могут быть не совсем обычными. Конечно, грибы могут продуцировать очень много вторичных метаболитов, но любой конкретный штамм или вид, вероятно, имеет ограниченный репертуар - эволюционно испытанные вещества, которые помогли их предкам. Например, плесень, из которой производится пенициллин, не имеет в запасе еще двух десятков различных антибиотиков: у нее есть пенициллин, потому что в прошлом этого было достаточно, чтобы ее линия продолжалась.(Это правда, что идея загадочных метаболитов, соединений, которые производятся только в редких условиях, стала популярной в последние годы, и Warp Drive Bio, пожалуй, самый известный пример). Но по большей части, если у Коттера есть определенный грибок, который, кажется, хорошо борется с бактериями (или другими грибками), он вполне может генерировать один и тот же материал каждый раз, чтобы выполнить свою работу. В статье предполагается, что грибы производят уникальные, специфические вещи в ответ на каждый вызов, но нет оснований предполагать это, и есть множество причин предполагать обратное.

Однако эти системы все же заслуживают внимания. Пенициллин был чертовски ценным, как и его производные до сих пор. Классические антибиотики, конечно же, появились в результате такого рода схваток между микроорганизмами. К сожалению, мы, кажется, уже давно подобрали более простые для поиска агенты с помощью этого подхода - если у грибов Коттера есть какие-то новые соединения, они действительно приветствуются. Но у меня складывается впечатление, что (по крайней мере, пока) ни одно из активных веществ не было идентифицировано, поэтому мы не знаем, являются ли они молекулами, о которых мы знали в течение десятилетий или нет.И я не думаю, что они еще даже изучали животную модель инфекционного заболевания, так что это очень, очень ранние дни. Он подписался с некоторыми исследователями из Клемсона, чтобы изучить эти вещи, и это хороший первый шаг.

Однако впереди еще много шагов, которые поднимают еще одну проблему с сообщением о подобных вещах. Эта статья Atlantic может быть интересна читателям, но она касается чего-то крайне предварительного.Дубы действительно происходят из желудей, но также верно и то, что большинство желудей никогда не дают дуба. Я давно задумывался о том, что обычные читатели становятся измученными и циничными, читая о всевозможных «прорывах», которые никогда ни к чему не приводят. Эта конкретная статья не так уж и преувеличена, во всяком случае, по стандартам медицинской отчетности, но их много. Читатели, по большей части, вероятно, не осознают, насколько велик разрыв между последней статьей (посмотрите, какой аккуратный желудь!) И дубовым лесом, который они ждут.

.

Семейство лекарств, созданных на основе бактерий, грибов, улиток, пиявок и других подобных видов - ScienceDaily

Если у вас легкая головная боль или лихорадка, высока вероятность того, что лекарство, используемое для лечения, подойдет вам. от природы. Сегодня около половины имеющихся на рынке лекарств было обнаружено путем скрининга коллекций небольших молекул, созданных бактериями, грибами, улитками, пиявками и другими подобными видами.

Хотя фармацевтическая промышленность приложила серьезные усилия, чтобы не полагаться на мир природы, пытаясь создать рационально разработанные лекарства с использованием синтетических соединений, лекарства природного происхождения по-прежнему составляют значительный процент (26%) недавно одобренных лекарств.

В первом в истории всестороннем исследовании видового происхождения лекарств природного происхождения показано, что виды, производящие лекарства, сконцентрированы и сгруппированы в ограниченное число семейств, опровергая общепринятую точку зрения о том, что, поскольку каждый природный вид производит биологически активные молекулы. , можно найти наркотики практически из любой основной группы видовых групп, если поискать их достаточно внимательно.

В Сингапуре самые продаваемые лекарства для лечения распространенных заболеваний, вызванных природой, включают No.12 Аспирин (от боли, лихорадки и воспаления), № 2 Амоксил (антибиотик), № 7 Прокодин (от кашля), № 8 Бесерол (миорелаксант) и № 3 Вентолин (от астмы и хронической обструктивной болезни легких) .

Во всем мире восемь из 20 самых продаваемых на сегодняшний день лекарств получены от природы, некоторые из них включают липитор №2 и крестор №9 (оба для лечения холестерина), Advair Diskus №4 (от астмы), №15. Лантус (от диабета) и № 18 Диован (от гипертонии).

Еще шесть из 20 самых продаваемых лекарств в мире имитируют натуральные продукты.№ 6 Abilify (для психоза и депрессии), № 7 Singulair (для астмы), № 10 Cymbalta (для депрессии и тревожных расстройств) являются некоторыми из примеров.

Природные лекарственные средства не для всех видов

Общепринятое мнение о лекарствах природного происхождения состоит в том, что, поскольку каждый вид природы производит биологически активные молекулы, можно найти лекарства практически из любой основной группы групп видов, если достаточно внимательно их искать.

Эта точка зрения оказалась ошибочной в первом в истории всестороннем исследовании видового происхождения природных лекарств, проведенном исследователями из Национального университета Сингапура (NUS) и Университета Цинхуа.Исследование, опубликованное в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences в июле 2011 года, показало, что виды, производящие наркотики, сконцентрированы и сгруппированы в ограниченном количестве семейств.

Данные, проанализированные исследовательской группой, показали, что из 886 лекарств природного происхождения, открытых за последние 50 лет (с 1961 по 2010 год), 88% или 783 были из ранее известных семей, производящих наркотики. Еще 41 человек был из ближайших соседей известных продуктивных семей. Только 62 пришли от «темных лошадок», которые были полностью вне известных скоплений.

Ведущий исследователь профессор Чен Юй Цзун из отдела фармации NUS, сказал: «В каждом царстве жизни семьи, производящие лекарства, сильно сгруппированы. Лишь ограниченное количество молекулярных каркасов представляют собой привилегированную структуру, подобную лекарству, созданную определенными метаболическими процессами. гены в семействах определенных видов.Некоторые семьи с большим количеством биоактивных соединений никогда не производили лекарства, потому что их метаболические гены не способны производить привилегированные структуры, подобные лекарствам, даже если они могут производить биоактивные структуры.«

В центре внимания членов семьи

Результаты этого исследования теперь могут указать нам направление, в котором следует сосредоточиться при поиске новых лекарств, а именно из уже существующих семей, производящих наркотики.

Объясняя это обоснование, профессор Чен сказал: «Мы определили и выделили ряд семей, которые не производили одобренные лекарства, но, вероятно, входят в кластеры, производящие лекарства, и потенциально могут производить одобренные лекарства в будущем.Точно так же, как зная кластерные модели распределения нефтяных месторождений, человек знает, где делать ставки на следующее нефтяное месторождение на основе имеющихся данных. Например, если кто-то находит первую нефтедобывающую скважину где-нибудь в Южно-Китайском море, зная, что нефтяные месторождения имеют тенденцию к скоплению, есть более высокие шансы найти следующие нефтяные месторождения путем поиска прилегающих территорий ».

Сосредоточив внимание на уже существующих семьях, производящих наркотики, ресурсы можно сконцентрировать на манипулировании и расширении семей для производства новых, а также существующих лекарств.Кроме того, эти ранее существовавшие семейства, производящие наркотики, можно изучить, чтобы выяснить, почему они создают привилегированные структуры, подобные лекарствам, и эти знания можно использовать для создания новых и новых лекарств.

Потенциальное влияние исследования, заключает профессор Чен, заключается в «содействии усилиям по биоразведке тех видов и семейств видов, которые могут производить новые лекарства, что позволит повысить продуктивность новых лекарств».

.В грибах обнаружено

антибиотиков нового класса, эффективных против устойчивых к лекарствам бактерий - ScienceDaily

Пептид, обнаруженный в грибке, обнаруженном в сосновых лесах северной Европы, обладает такой же силой, как пенициллин, а также ванкомицин, согласно международной группе исследователей.

В выпуске журнала Nature от 13 октября команда из датской биотехнологической компании Novozymes и исследователи из Медицинского центра Джорджтаунского университета и Школы медицины Дэвида Геффена при Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе сообщают, что они выделили плектазин, первый дефенсин, когда-либо обнаруженный в грибах.Исследование проводилось в лабораториях Novozymeslaboratories в Дании.

Дефенсины - это пептиды, миниатюрные белковые молекулы, которые продуцируются широким кругом животных для защиты от инфекции. Например, у людей есть дефенсины в лейкоцитах и ​​в коже, но считается, что этот новый грибковый дефенсин, плектазин, более эффективен и более специфично нацелен на определенные бактерии.

Действительно, когда плектазин был протестирован в лаборатории и на животных, он оказался очень эффективным против бактерий Streptococcus pneumoniae и Streptococcus pyogenes, включая штаммы, которые теперь устойчивы к обычным антибиотикам.Эти бактерии несут ответственность за такие заболевания, как менингит, внебольничная пневмония, ангина, опасный для жизни сепсис и кожные инфекции, разрушающие плоть.

Открытие плектазина имеет значение для разработки дефензинов как средства лечения многих распространенных и смертельных инфекций и может положить начало новой эре открытия и разработки антибиотиков, сказал соавтор исследования Майкл Заслофф, доктор медицинских наук, профессор. в отделениях хирургии и педиатрии Медицинского центра Джорджтаунского университета.

Заслофф говорит, что область разработки антибиотиков не сильно изменилась с 1929 года, когда Александр Флеминг понял, что грибковая «хлебная плесень» Penicillium, случайно попавшая в чашку Петри, вырабатывает вещество, которое уничтожает колонии стафилококковых бактерий.

«Большинство антибиотиков, используемых людьми, вырабатываются грибами и некоторыми почвенными бактериями», - сказал он. «Используя наши существующие инструменты открытия, нам не удалось раскрыть какие-либо новые классы антибиотиков из этих источников за последнее десятилетие.Однако, используя новый генетический подход, который позволил команде открыть плектазин, мы теперь знаем, что целый класс антибиотиков был упущен из виду ».

«Это открытие (плектазин) и существование около 200 000 дополнительных видов грибов открывают обширную вселенную для изучения новых пептидных антибиотиков», - сказал соавтор Роберт Лерер, доктор медицины, заслуженный профессор медицины в Школе медицины Дэвида Геффена. в UCLA. По словам Лерера, плектазин, если он окажется безопасным и эффективным для человека, может появиться на рынке к 2012 году.

Заслофф и Лерер известны во всем мире как эксперты в области противомикробных пептидов - класса антибиотиков, к которому относится плектазин - и в этом исследовании они сотрудничали с Novozymes, датской биотехнологической компанией, которая руководила исследованием. Заслофф и Лерер - единственные два ученых из университетов США в команде из 20 исследователей, написавших исследовательскую работу.

Все формы жизни должны защищаться от микробных захватчиков - бактерий, грибов, вирусов - и для этого они производят антимикробные пептиды дефенсина.У людей дефенсины вырабатываются специфическими лейкоцитами и иммунными клетками, которые позже поглощают чужеродных захватчиков, а также кожей и слизистыми оболочками, чтобы убить микробы до того, как они вторгаются через защитные барьеры.

Исследователи полагают, что у грибов есть аналогичная система защиты, тем более что эти похожие на растения организмы живут за счет гниения, сказал Заслофф. «Они должны конкурировать с другими организмами, такими как бактерии и вирусы, которые также хотят потреблять ту же пищу. Кроме того, они должны защищаться от того, чтобы быть съеденными окружающими их микробами.«

Но он сказал, что никому не удалось найти дефенсины с помощью традиционных методов исследования, которые включали выращивание грибов в жидких культурах с последующим тестированием культуры, чтобы увидеть, содержит ли она какую-либо молекулу антибиотика.

Вместо этого исследовательская группа использовала последние достижения генетики для поиска дефензинов, которые, по их мнению, должны быть у грибов. По словам Лерера, выбор вида грибка Pseudoplectania nigrella, возможно, был случайным, но команда Novozymes использовала современные биотехнологии для перехвата и интерпретации его генетических сообщений и продемонстрировала огромные навыки в производстве плектазина эффективно, экономично и в больших количествах.«Я начал работать над антимикробными пептидами более трех десятилетий назад, - сказал Лерер, - и моя лаборатория впервые описала человеческие дефенсины в 1985 году. Итак, открытие плектазина заставляет меня чувствовать себя дедушкой».

Дальнейшее исследование показало, что этот дефенсин, плектазин, напоминает дефенсины, обнаруженные в пауках, скорпионах, стрекозах и мидиях, - тем самым предполагая, что дефенсины, обнаруженные в насекомых, моллюсках и фунгиарозе, происходят от общего предкового гена, говорят исследователи.Основываясь на этой информации, ученые теперь считают, что дефенсины появились в живых организмах более миллиарда лет назад.

Затем исследователи обратились в Национальный центр по борьбе с противомикробными препаратами и инфекциями, датский эквивалент Центров по контролю за заболеваниями США, с просьбой протестировать плектазин в лаборатории на противомикробную активность против широкого спектра бактерий. Он показал высокую активность против нескольких видов грамположительных бактерий и особенно активен против S.pneumoniae (основная причина пневмонии), включая все известные клинические штаммы и те, которые в настоящее время устойчивы к обычным антибиотикам. «Это важно, потому что повышение устойчивости бактерий к обычным антибиотикам угрожает будущему многих антибиотиков, используемых в настоящее время», - сказал Заслофф.

«В исследованиях на мышах плектазин показал чрезвычайно низкую токсичность и был эффективен, как ванкомицин и пенициллин, в лечении животных от экспериментального перитонита (воспаление слизистой оболочки брюшной полости, которое может быть смертельным) и пневмонии, вызванной S.pneumoniae, сообщают исследователи.

«Хотя точный механизм, с помощью которого плектазин проявляет свою антимикробную активность, все еще исследуется, он может работать по механизму, который сильно отличается от традиционных антибиотиков, - сказал Заслофф.

«Как группа, дефенсины проявляют активность против многих типов бактерий, грибков, простейших и даже вирусов. Вполне возможно, что будут обнаружены грибковые дефенсины, которые могут быть разработаны против всех этих патогенов человека», - добавил Заслофф.

###

"Исследование было проведено и профинансировано Novozymes, при этом Заслофф и Лерер выступили в качестве консультантов компании. Среди других авторов статьи Пер Х. Майгинд, доктор философии, Рикке Л. Фишер, доктор философии, Кирк Шнорр, доктор философии, Могенс Т. Хансен, магистр, Карстен П. Сенксен, доктор философии, Свенд Людвигсен, доктор философии, Доротея Равентос, доктор философии, Стин Бусков, доктор философии, Бьярке Кристенсен, доктор философии, Леонардо Де Мария, доктор философии, Оливье Табуро, доктор философии, Дебби Явер, доктор философии Элвиг-Йоргенсен, магистр наук, Марианна В. Соренсен, доктор философии, Бьорн Э.Христенсен, доктор философии, Сорен Кьерулфф, доктор философии, Нильс Фримодт-Моллер, доктор медицины, Роберт И. Лерер, доктор медицины, Майкл Заслофф, доктор медицины, доктор философии, и Ханс-Хенрик Кристенсен,

.

Природный антибиотик лишает бактерий их защиты

Новое исследование показывает, что антибиотик, полученный из насекомых, может разрушить защитную мембрану некоторых из наиболее распространенных бактерий, устойчивых к лекарствам. Это может открыть путь к новому классу антибиотиков, которые помогут справиться с текущим кризисом лекарственной устойчивости.

В США устойчивость к антибиотикам вызывает более 2 миллионов заболеваний и 23 000 смертей ежегодно.

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) опросила полмиллиона человек и обнаружила, что пятью наиболее распространенными лекарственно-устойчивыми бактериями являются:

  • Escherichia coli
  • Klebsiella pneumoniae
  • Staphylococcus aureus
  • 9000occus9 Streptococcus pneumoniae
  • Salmonella

За исключением S.pneumoniae и S. aureus , все перечисленные выше являются грамотрицательными бактериями. Название происходит от Ганса Христиана Грама, врача, который разработал тест Грама. Этот тест на химическое окрашивание делит бактерии на грамположительные и грамотрицательные.

Поиск новых способов уничтожения грамотрицательных бактерий - серьезная задача, имеющая важные последствия для растущего кризиса общественного здравоохранения, а именно устойчивость к противомикробным препаратам.

Новое исследование могло найти способ проникнуть через защитные механизмы этих бактерий.Ученые из Цюрихского университета (UZH) в Швейцарии обнаружили, что танатин, природный антибиотик, вырабатываемый насекомым, называемым шиповником, может атаковать внешние мембраны грамотрицательных бактерий.

Джон А. Робинсон из химического факультета UZH является последним автором новой статьи, которая недавно была опубликована в журнале Science Advances.

Робинсон объясняет мотивацию недавнего исследования, говоря: «Несмотря на огромные усилия академических исследователей и фармацевтических компаний, оказалось, что очень трудно идентифицировать новые эффективные бактериальные мишени для открытия антибиотиков.»

« Одна из основных задач - выявление новых механизмов действия антибиотиков против опасных грамотрицательных бактерий ».

Как объясняют Робинсон и его коллеги в своей статье, асимметричная внешняя мембрана защищает грамотрицательные бактерии. Этот двойной слой состоит из молекул липополисахаридов (ЛПС) снаружи и мембранных глицерофосфолипидов во внутреннем слое.

Исследователи использовали модель E. coli и исследования связывания in vitro, чтобы проверить, может ли антибиотик танатин связываться с определенными белками, называемыми «белками Lpt», которые создают мост от внутренней мембраны к внешней мембране двойного слой, защищающий грамотрицательные бактерии.

Затем этот мост используется для транспортировки молекул ЛПС к внешней стороне мембраны, создавая защитный барьер.

Лабораторные анализы показали, что танатин блокирует взаимодействия между белками, которые необходимы для образования моста. Это означает, что молекулы ЛПС не могут достичь своего места назначения, что препятствует формированию всей защитной асимметричной внешней мембраны. Без защиты бактерия погибает от антибиотика.

«Эти результаты, - говорят авторы, - подчеркивают новую парадигму действия антибиотиков, направленную на динамическую сеть белок-белковых взаимодействий, необходимых для сборки комплекса Lpt в E.coli ».

«Результаты также определяют один природный пептид в качестве отправной точки для разработки потенциальных клинических кандидатов, нацеленных на опасные грамотрицательные бактериальные патогены», - добавляют они.

Робинсон комментирует результаты, говоря: «Это открытие показывает нам способ разработки веществ, которые специфически ингибируют белок-белковые взаимодействия в бактериальных клетках».

«Это беспрецедентный механизм действия антибиотика, который сразу предлагает пути разработки новых молекул в качестве антибиотиков, нацеленных на опасные патогены.”

Джон А. Робинсон

.

Смотрите также